пишите нам 
Ладошки: КПК, Коммуникаторы, Смартфоны, Windows Mobile, Symbian, Palm OS PDA и гаджеты
Ладошки: КПК, Коммуникаторы, Смартфоны, Windows Mobile, Symbian, Palm OS PDA и гаджеты
Ладошки: КПК, Коммуникаторы, Смартфоны, Windows Mobile, Symbian, Palm OS PDA и гаджеты
Ладошки к Солнцу! Ладошки: КПК, Коммуникаторы, Смартфоны, Windows Mobile, Symbian, Palm OS PDA и гаджеты

Интернет реклама УБС
ToodleDo: он-лайн список дел, клиенты под iPad/iPhone/Android/WM. Будьте эффективным!
 

Приветствуем на Ладошках!

Ладошки, у меня РАНЧИК РОДИЛСЯ! :-) ... Уважаемые давние поклонники и посетители Ладошек! Я запускаю коммьюнити-сайт, новый проект, а вы все, будучи https://www.facebook.com/run4iq Бег для интеллектуалов. Бег для интеллекта. Бег "за" интеллектом. Он сам не придёт ;-) Ранчик родился! Андрей AKA Andrew Nugged Ладошки служат как архив программ для Palm OS и Poclet PC / Windows Mobile и разрешённых книг с 15 окрября 2000 года.
 
Электронная библиотека для КПК: информация о книге
лучшие книгипопулярные книги • новые книги за сегодня, за 3 дня, за 7 дней
книги по жанрукниги по автораминформация о библиотеке
простые анонсы новых книг на email ежедневно или раз в неделю


Спасая души, мы строим храмы. А надо бы построить тюрьму



автор книги:

Лев Разгон
об авторе подробно



жанр книги:

Современная проза


добавлена:
12.07.2007





- «     оценка: н/д     » +
1   2   3   4   5
«хуже     ваша оценка     лучше»
ОТКРЫТЬ ТЕКСТ КНИГИ
нажмите на ссылке второй клавишей мыши и выберите "сохранить объект как..."

Готовый поиск (именно этой книги) в интернете:
на Google.com
на Yandex.ru
на Rambler.ru

о книге:


Лев Эммануилович Разгон (1908-1999) — писатель, публицист, литературный критик, многолетний узник сталинских лагерей. Имя Льва Разгона стало известно стране, когда увидела свет его книга «Непридуманное» — одна из вершин лагерной мемуаристики. В последние десятилетия своей жизни Лев Разгон много времени и сил отдавал общественной работе — был членом Комиссии по помилованию при Президенте РФ, стоял у истоков создания Общества «Мемориал» и, несмотря на преклонный возраст, самым активным образом участвовал в его работе.

отрывок из произведения:


...Всякая тюрьма — и в том числе тюрьма наша, современная, российская — это отражение общества. И жестокость, царящая в местах заключения, это наша жестокость. До революции к заключенным, арестантам, преступникам относились как к людям, с которыми приключилось большое несчастье. Душу спасали — подавая арестантам гроши или калачи. В праздники богатые люди отправляли в тюрьмы корзины со снедью. А кто сейчас подаст заключенному?

Конечно, это следствие многолетнего страха перед государством, которое принуждало видеть во всяком узнике — врага народа, исчадье адово, попросту карало за сочувствие к осужденным. Постепенно страх кары превратился в душевную черствость. Ныне власть за сострадание к узнику никого карать не намерена — но милосердие сходит на нет.

Войны и массовые репрессии приучили нас ни во что ставить жизнь отдельного человека. Все одинаково ничтожны. И уж тем более те, кто перед обществом провинился. Виноват — дави его до конца. Сама мысль о, так сказать, качестве тюрьмы большинству абсолютно чужда. Между тем Чехов полагал, что устройство тюрем не менее важно, чем устройство школ и больниц. В тюрьмах и лагерях люди постоянно погибают из-за своих соузников. Кого-то убивают, кого-то доводят до самоубийства. Мне плохо — отыграюсь на слабом. Конечно, так бывало во все времена, но нынешние нечеловеческие условия прямо-таки пестуют внутритюремное зверство.

Вот Москва. В Москве дореволюционной было столько же тюрем, сколько сейчас. Только Таганку срыли. И затем — это большое достижение, действительно благое дело — построили под Москвой женскую тюрьму. В той Москве жило полтора — два миллиона человек. Сейчас десять. Тюрем столько же. И поэтому это не тюрьмы, а пыточные учреждения. Я попал в Бутырки в апреле 1938 года. И мне казалось, что более ужасных условий нет: камера рассчитана на 20 человек, а в ней — 70. Уже как члену комиссии по помилованию мне снова довелось побывать в тех же камерах — и теперь там по 150 человек. Тогда мы спали, прислонившись друг к другу, а сейчас — сесть негде. В этой обстановке жить практически невозможно.

Страшно говорить, но попытки либерализовать тюрьму ухудшили положение заключенных. Например, в камерах уничтожили парашу и поставили там унитаз. А ведь то, что называется оправкой, было второй, по сути, прогулкой: камера шла на оправку, там мылись — теперь второй прогулки нет и умыться негде. На 150 человек — один унитаз.

Меж тем гуманные тюрьмы существуют. Я видел такие тюрьмы в Германии Самое главное — твердая установка: заключенный должен жить один. Он — личность. И его личная жизнь неприкосновенна. В камерах нет глазков. Начальник одной из тамошних тюрем мне так и сказал: «Нельзя подсматривать за человеком». Комфорт, по сравнению с этим, вторичен...

Отзывы о книге

Ваше мнение будет первым.



 

Чтобы писать комментарии вам нужно
авторизоваться (войти) или зарегистрироваться
 

Скоро конкурс с призами! Подпишитесь: и узнайте, а также получайте ежедневный или еженедельный дайджест новостей, анонсов программ под ваш КПК, акций сайта на ваш почтовый ящик.
 
Помогите Ладошкам стать лучше своей поддержкой.

Хочешь футболку?
Хочешь? Жми - узнаешь
Поиск по сайту и книгам с помощью Google™:
  поиск и обсуждение книг, новых, старых, лучших, советы других и ваши мнения - на ФОРУМЕ САЙТА "Книги, книги, и другие книги".
Регистрация товарного знака в Украине patent.km.ua.
Telephones, address and opening times for shops, post and banks in the UK
 
 

 
те, кто брал читать эту книгу, также брали следующие книги:
А вы знаете, что:


в этом разделе еще не голосовали ни за одну новость...

поддержите
Ладошки
 
Рейтинг Ладошек: КПК, мобильность, коммуникаторы, смартфоны, гаджеты, высокие технологии Рейтинг каталога сайтов Хмельницкого региона Поддержите Ладошки: Как поддержать сайт?
Использование материалов сайта разрешено только при наличии
гиперссылки на страницу Ладошек без блокировки индексации
реклама на сайте    Andrew Nugged © 2000-2015