пишите нам 
Ладошки: КПК, Коммуникаторы, Смартфоны, Windows Mobile, Symbian, Palm OS PDA и гаджеты
Ладошки: КПК, Коммуникаторы, Смартфоны, Windows Mobile, Symbian, Palm OS PDA и гаджеты
Ладошки: КПК, Коммуникаторы, Смартфоны, Windows Mobile, Symbian, Palm OS PDA и гаджеты
Ладошки к Солнцу! Ладошки: КПК, Коммуникаторы, Смартфоны, Windows Mobile, Symbian, Palm OS PDA и гаджеты

Интернет реклама УБС
ToodleDo: он-лайн список дел, клиенты под iPad/iPhone/Android/WM. Будьте эффективным!
 

Приветствуем на Ладошках!

Ладошки, у меня РАНЧИК РОДИЛСЯ! :-) ... Уважаемые давние поклонники и посетители Ладошек! Я запускаю коммьюнити-сайт, новый проект, а вы все, будучи https://www.facebook.com/run4iq Бег для интеллектуалов. Бег для интеллекта. Бег "за" интеллектом. Он сам не придёт ;-) Ранчик родился! Андрей AKA Andrew Nugged Ладошки служат как архив программ для Palm OS и Poclet PC / Windows Mobile и разрешённых книг с 15 окрября 2000 года.
 
Электронная библиотека для КПК: информация о книге
лучшие книгипопулярные книги • новые книги за сегодня, за 3 дня, за 7 дней
книги по жанрукниги по автораминформация о библиотеке
простые анонсы новых книг на email ежедневно или раз в неделю


Праздник на нашей улице?



автор книги:

Юлия Иванова
об авторе подробно



жанр книги:

Современная проза


добавлена:
31.01.2006





- «     оценка: н/д     » +
1   2   3   4   5
«хуже     ваша оценка     лучше»
скачать для Palm OS

PDB
размер: 14 Кб

скачать для Pocket PC

TXT
размер: 9 Кб

о книге:


Статья о проекте «Изания».

отрывок из произведения:


...Мы встречаемся почти каждое утро. Я выгуливаю собаку, они — спешат в школу. Чинная малышня с телохранителями из мамок-бабок; непредсказуемый «переходный возраст», автономно щебечущие стайки девчонок. И иногда — одинокие «мыслители». Такой никогда не спросит: «А она у вас не кусается?» или про породу, а просто замрёт, присядет на корточки. И грозный пёс мой рванёт к нему, и, прежде чем я успею испугаться, они уже обнимаются, глаза в глаза, что-то друг другу шепчут. А затем, как-то разом сокрушённо вздохнув (видимо, о несовершенстве бытия), прощаются лишь им понятной странной улыбкой.

Затем мы сворачиваем к лесу, а школяры торопятся дальше, навстречу знаниям и светлому будущему, в которое ещё верили в далёком семьдесят третьем, когда я, сбежав из светско-советской застойной богемы, решила начать новую жизнь в этом подмосковном посёлке. С тех пор обязательную школьную форму и потёртые портфельчики вытеснила яркая разношёрстная «упаковка», а у меня сменились две собаки.

Поначалу зимовали в посёлке лишь старики. Я, тогдашняя неофитка, печатала на «Эрике» и разносила им религиозно-духовные брошюрки о церковных таинствах и смысле жизни.

В конце семидесятых нас газифицировали, разразился строительный бум. Расплачивались, в основном, бутылками, — и со своими, и с шабашниками. Посёлок запил. Понаехало много неприкаянных — кто по пьянке всего лишился, кто после отсидки обнаружил свою комнату опечатанной, или жену — с другим… Когда полетели белые мухи, милиция отлавливала бездомных по лесам-шалашам и грозила мне санкциями, ежели не перестану селить у себя всякую шушеру и усугублять в районе криминальную обстановку. Бедолаг было жаль. Водила их по паспортным столам, исповедальням, ЛТП и наркологам. Там рекомендовали лучше заняться своим прямым делом, то есть воспитывать народ словом. Причём с раннего детства. А я доказывала (иногда на практике), что и «совсем пропащего» необходимо тянуть в гору через щели и пропасти, не давая сорваться. Тогда он сам начнёт эти горы двигать. Но, чуть ослабли пальцы «удерживающего» — всё, улетел, костей не соберёшь. И опять доблестная милиция отлавливала по лесам и электричкам моих подопечных и оставалось лишь оправдываться, что нам ведь это заповедано свыше: «Накорми, одень, приюти, утешь»… И снова их впускала, голодных, промёрзших и оборванных, вздрагивая от каждого стука — не милиция ли? А наутро вместе шли туда с повинной. И история повторялась.

Она, эта история, тогда меня убедила, что почти все наши беды — от невостребованности. Человек, лишённый места в жизни, определённого Творцом, своего ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ — что может быть трагичнее? Альпинисту в связке необходима твёрдая и верная рука «удерживающего». И «молитва, чтобы страховка не подвела». Ни к чему при восхождении (а именно «восходящим» мыслилось советское общество) сомнительные «права» взвалить на кого-либо свою ношу, глотнуть зелья из фляги, или свернуть, куда левая нога пожелает. Сейчас принято упоминать о «семье», противопоставляя бывший Союз цивилизации индивидуалистов, но, наверное, уместней было бы говорить именно в «восхождении». Потому что «семья» может быть и обывательской, и хищной, и даже преступной — мало ли бед принесли нашей стране эти «дружные семьи» сильных мира сего. Иное дело — восхождение в связке — не за мешком золота или мировым господством, не к сытому будущему, а к «светлому». Которое «одно на всех, мы за ценой не постоим». И это никакая не «Вавилонская башня», — разве не святы пред Небом первопроходцы, построившие и защитившие первую в мире Антивампирию от тех, про кого Николай Бердяев писал: «Буржуа имеет непреодолимую тенденцию создавать мир фиктивный, порабощающий человека, и разлагать мир подлинных ценностей. Буржуа создаёт самое фиктивное, самое нереальное, самое жуткое в своей нереальности царство денег».

Шли годы. Нас телефонизировали и заасфальтировали, то отучали от пьянства, то опять приучали. Потом грянул Чернобыль.

На этой фразе я отключила компьютер и легла спать, а назавтра была чернобыльская годовщина, о чём совсем позабылось. И никак не могла я понять, что за нечистая сила стёрла вдруг из памяти компьютера и эту статью, и прочие мои статьи, романы, повести и рассказы вместе с материалами интернетовского форума и сайта. Получалось, что проклятый чернобыльский вирус, запущенный каким-то японцем, одним махом ликвидировал всю духовно-творческую сторону моей прошлой жизни. Неслабо. Но я не обиделась на японца — пусть таким варварским способом, но он напомнил о страшной дате, которую мы не имели права забывать. «Имя сей звезде чернобыль; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки».

Я уныло брела по нашей улице уже 2001 года, размышляя, что дьявольский Чернобыль вот так же разом убил мою страну, отравил души, стёр самое главное из народной памяти. И священные вехи многовекового противостояния царству Мамоны, и великие имена предков, собравших и отстоявших кровью, трудом и слезами каждую пядь ныне разодранной на части земли. И строгий евангельский запрет на пир и веселье, когда внизу на ступенях страдает голодный нищий…В общем, заплати налоги и спи спокойно — вот тебе и вся идеология. А истина, ребята, по словам товарища Парамонова с радиостанции «Свобода» — в гонораре.

Безлюдье. Старики вымирают, взрослое население или подрабатывает спозаранку по вагонам «посредническими услугами», а по-старому — спекуляцией, или спешит опохмелиться, чтоб к десяти быть в форме и помахать несколько часов топором или лопатой на очередной кайф. За кирпичными заборами — убежища господ. Укрыться не удаётся — монументальные тяжеловесные хоромы на стандартных здесь десяти, а то и шести сотках, впритык друг к другу, напоминают динозавров, в панике сбившихся в кучу и мечтающих слинять обратно в свою мезозойскую эру при первом удобном случае. Их хозяевам тоже не по себе — некоторые поместья сменили уже не одного владельца. Кто погиб в разборке, кто — в автокатастрофе, а кто просто куда-то сгинул, оставив себе печальный памятник из кирпичного остова без крыши над затопленным подвалом и подземным гаражом.

Ведет наша улица к станции, откуда мы ездим чаще всего в храм или в Москву. Входы-выходы на платформах теперь заделывают решётками, то есть к храму прихожане смогут пробраться лишь по крутым ступеням через овраг, имея при себе билет за проезд. А они и так едва сводят концы с концами, а кто и еле ходит. Сколько же будет поломанных рук и ног, когда ступени обледенеют? Сколько будет несчастных случаев с «зайцами»? А может, так и задумано — меньше народа, больше кислорода? Чтоб «дорогая моя столица» принадлежала лишь умным и шустрым. Тем, кто умеет «красиво жить», воруя у пожилых заслуженную старость, у их детей — достойную жизнь и работу по призванию, у внуков — будущее. Не желаете служить его величеству капиталу, то есть Мамоне — добро пожаловать, товарищи, в резервации, то бишь в клетки. Вот примем закон о купле-продаже земли, — ни в лес не сунетесб по грибы или на лыжах, ни в пруд. Частные владения! Что нам запрет Всевышнего: «Землю не должно продавать навсегда; ибо Моя земля; вы пришельцы и поселенцы у Меня».

Исчезают и с московских улиц палатки и коробейники с дешёвыми необходимыми товарами. Чем ретивей силовики гоняются за пчёлами, тем меньше у настоящего зверья конкурентов и больше возможностей беспрепятственно жиреть на нелегально-преступном бизнесе, щедро подкармливая «свою милицию». Потом — свою армию. Замкнутый круг, неуправляемая цепная реакция. В супермаркеты народ всё равно не повалит, да и средств оплачивать баснословные счета за коммунальные услуги у него не будет. Как и на передвижение по шоссе и железным дорогам, по воде и нашим славным аэрофлотом, не говоря уже о боингах и конкордах. Вот и рассадят нас, уже рассаживают, по этим самым клеткам-резервациям. Без света и тепла, без работы и связи с прочим миром. Эдакий экспериментальный зоопарк. Будут показывать за доллары туристам. Вот полюбуйтесь, господа, всё у «товарищей» отобрали — землю и недра, тепло и работу, сынов и дочерей, заводы и шахты, оленей и рыбу. Даже воздух не оставили, — отравили. Куда «зверям алчным, пиявицам ненасытным» времён крепостничества до нынешних! «Человек проходит как хозяин необъятной родины своей». Вот он, «хозяин», — полюбуйтесь, господа. Вот она «страна героев, мечтателей и учёных». Сидят герои по суверенным клеткам, что те кролики, жуют траву и глядят, что же, в конце концов, у господ-экспериментаторов получится. Их едят, а они глядят.

А дальше? Дальше выжившим выдадут номера (уже выдают) и поставят печати на чело и руку — вроде пропуска в новую жизнь. Без печати этой — ни продавать, ни покупать, ни работать. А на челе она у некоторых уже давно просматривается — их едят, а они глядят. Мол, приятного аппетита, лишь бы войны не было. Жаль кроликов, но ещё больше — самих «экспериментаторов». Обитателей «золотых клеток» собственной жадности, непотребств и безумия. Ведь ведают, что творят, — и в храм ходят, и на нужды церкви отстёгивают. Или не слыхали, что отвергнет Господь жертву неправедную?

Так, в невесёлых размышлениях и в мучительных поисках выхода придумалась мне Изания...

Отзывы о книге

Ваше мнение будет первым.



 

Чтобы писать комментарии вам нужно
авторизоваться (войти) или зарегистрироваться
 

Скоро конкурс с призами! Подпишитесь: и узнайте, а также получайте ежедневный или еженедельный дайджест новостей, анонсов программ под ваш КПК, акций сайта на ваш почтовый ящик.
 
Помогите Ладошкам стать лучше своей поддержкой.

Хочешь футболку?
Хочешь? Жми - узнаешь
Поиск по сайту и книгам с помощью Google™:
  поиск и обсуждение книг, новых, старых, лучших, советы других и ваши мнения - на ФОРУМЕ САЙТА "Книги, книги, и другие книги".
Регистрация товарного знака в Украине patent.km.ua.
Telephones, address and opening times for shops, post and banks in the UK
 
 

 
те, кто брал читать эту книгу, также брали следующие книги:
Умереть впервые
Константин Бояндин
 249 кб  139 кб

Два мундштука
Николай Гейнце
 4 кб  3 кб

Двадцать четыре минуты на воздушном шаре
Жюль Верн
 6 кб  4 кб


Учение розенкрейцеров в вопросах и ответах. Том 2
Макс Гендель
 492 кб  265 кб

Господа офицера
Леонид Нетребо
 20 кб  12 кб

Исповедь хулигана
Сергей Есенин
 2 кб  1 кб

Славянский ИМЕНОСЛОВ. Толковый Словарь КОЩУННИКА
Алексей Трехлебов
 84 кб  49 кб

Сочинения Александра Пушкина. Статья восьмая
Виссарион Белинский
 65 кб  38 кб


Обитаемый остров
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
 453 кб  255 кб

Мое знакомство с бульдогами
Джером К. Джером
 14 кб  9 кб

Беспризорная кошка
Борис Житков
 9 кб  6 кб

Пикник на обочине
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
 221 кб  124 кб

Ужасы войны
Аркадий Аверченко
 6 кб  4 кб


Сотник
Тарас Шевченко
 9 кб  5 кб

Мужья миссис Скэгс
Фрэнсис Брет Гарт
 52 кб  30 кб

Жилец с четвертого этажа
Джером К. Джером
 30 кб  17 кб

Слово и Символ
Рене Генон
 9 кб  6 кб

Городок в табакерке
Владимир Федорович Одоевский
 9 кб  5 кб


Мария
Василий Нарежный
 44 кб  25 кб

Портрет
Николай Гейнце
 6 кб  4 кб

А вы знаете, что:


в этом разделе еще не голосовали ни за одну новость...

поддержите
Ладошки
 
Рейтинг Ладошек: КПК, мобильность, коммуникаторы, смартфоны, гаджеты, высокие технологии Рейтинг каталога сайтов Хмельницкого региона Поддержите Ладошки: Как поддержать сайт?
Использование материалов сайта разрешено только при наличии
гиперссылки на страницу Ладошек без блокировки индексации
реклама на сайте    Andrew Nugged © 2000-2015